УКРАИНСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
декабрь 1991 года

"ПАНОРАМА" № 3 (30)

Вопрос о превращении Украины в федерацию земель, на немецкий манер, может вот-вот встать на повестку дня ...

Первые дни украинской независимости прошли. Депутаты-коммунисты уже перешли в лагерь "самостийников", и, по мнению лидера антикоммунистической Республиканской партии, многолетнего политзаключенного Левка Лукьяненка, они теперь раскаялись и смогут с пользой служить Украине.

Означает ли это, что впредь на Украине воцарятся мир и согласие? Едва ли.



НАЦИОНАЛЫ

События последних недель разносмысленны. С одной стороны, утверждение парламентом (и при общем согласии) русского министра обороны, русского прокурора. С другой - в Киеве то оскверняют Вечный огонь, то публично жгут русский (на этот раз уже трехцветный) флаг; сын командира Украинской повстанческой Армии 40-х годов Шухевич претендует на пост президента Украины под лозунгами "Сила, порядок, добробут" (благосостояние)"; а предсовмина заявляет, что в южных колхозах шовинисты жгут зерно.

Каков же общий знаменатель событий?

Прежде всего хотелось бы заметить вот что. На Украине, как и повсюду на территории СССР, много дрянного, и я не раз об этой дряни писал. Но разбираться с этой дрянью украинцам придется самим; травкинско-говорухинские ламентации на эти темы дадут скорее обратный эффект. Москва сможет помочь Украине, только если не будет ее толкать под руку.

Насколько опасны сейчас экстремистские тенденции? Лозунгам Шухевича я бы не придавал большого значения: он может наделать вокруг себя шуму, но избран не будет.

Не будет избран даже гораздо более разумный и взвешенный (но определенно ориентирующийся на сильное национальное государство) Лукьяненко: никому из резко национальных кандидатов не увлечь за собой наиболее густонаселенные регионы Украины - восток и юг.

Именно это обстоятельство резко улучшает шансы Кравчука на президентских выборах, невзирая на его скромное поведение в августовские дни или на те глупости, которые он наговорил в Штатах.

Сами по себе националы не представляют значительной силы. Но большевики в 1917-м представляли собой силу еще меньшую - и победили, потому что им некому было противостоять: правительство не имело ни решимости подавить их силой, ни лозунгов, которые позволили бы переманить на свою сторону уличную толпу.

И меня сейчас тревожит не само национальное движение (было бы очень печально, если б его не было), а то, что ему покуда нет достаточно сильного противовеса.

То-то Фокин рассказывает про русский шовинизм председателей колхозов южной Украины - сталинские "кулаки", гноившие зерно в 1930 году, Фокину низко кланялись, но понять, отчего он несет эту чушь, легко. Ему, ставленнику коммунистов, необходимо срочно засвидетельствовать свой патриотизм. И уж, конечно, не он будет противостоять национальному ражу.

Таким образом, прежнее противостояние "коммунисты - антикоммунисты" теряет свое определяющее значение.

И следует думать, что основной характеристикой политической партии Украины будет впредь не степень ее антикоммунизма, а ее расположение на оси "национальное - либеральное".

Как располагаются политические силы сейчас? Крайний национальный фланг занимает УМА (Украинская межпартийная Ассамсблея) - объединение нескольких малых партий.

Несколько ближе к центру расположена сильная Республиканская партия (УРП) с жесткой (неокоммунистической, как говорят ее недруги) партийной структурой, нацеленная на построение украинской государственности, а далее - довольно крупная Демпартия, возглавляемая интеллигенцией гуманитарного толка.

Где-то между УРП и Демпартией я бы разместил Рух; впрочем, это объединение хотя и крупное, но весьма размытое и (вопреки сложившемуся в Москве представлению о "Рухе и поддерживающих его партиях") не имеющее собственной политической линии.

Еще либеральнее, где-то уже по другую сторону от экватора, находится также довольно сильная партия Демократического возрождения (ПДВУ), созданная на базе бывшей Демплатформы КПСС-КПУ.

Наконец, "крайний либеральный фланг" занимают, опять-таки, малые партии, такие, как конституционно-демократическая (КДПУ), либерально-демократическая (ЛДПУ; не путать с партией Жириновского!) и социал-демократы.

Забавно, что либералы и социалисты, непримиримые враги на Западе, оказываются у нас в одном лагере. У нас все не как у людей, и противоречия между ними на нынешнем этапе малосущественны.

В своем перечислении я упустил молодежные организации, от экстремистского СНУМа до влиятельного и взвешенного УСС, стачкомы и многих других. Как бы то ни было, на стороне националов внушительное преимущество.

До сих пор на митингах самые бурные аплодисменты срывал тот, кто крепче высказывался о коммунистах; впредь на украинских митингах успех будет за самыми горячими поборниками ничем не замутненной независимости.



ФЕДЕРАТИВНАЯ УКРАИНА

Желательна ли она? Думаю, желательна. Если - как признают уже все - невозможно править трехсотмиллионной страной, то логично сделать следующий шаг и признать, что управлять страной с населением 50 миллионов тоже по меньшей мере затруднительно.

Пусть Украина более однородна этнически, чем Россия или Грузия (во всяком случае, львовяне не идут резать харьковчан) - то различия между Галичиной, Слобожанщиной (историческая область на Востоке Украины, примерно соответствующая Харьковской области) и, допустим, Одессой достаточно очевидны.

По Москве периодически бродят слухи, что Донбасс уже решился, поднялся и вот-вот перейдет под руку Белого царя; эти слухи сильно преувеличены, но вопрос о превращении Украины в федерацию земель, на немецкий манер, может вот-вот встать на повестку дня.

Казалось бы, это движение должно было начаться с Галичины, этого политического авангарда Украины, региона, который первым еще в 1990 году смел коммунистическую власть и притом культурно, а отчасти и по языку заметно отличается от других областей Украины.

Но галичане пока таких заявок не делали, и тому есть две причины.

Первая - чисто эмоциональная. Галичина, долго входившая в Польшу и в Австро-Венгрию, веками стремилась воссоединиться с Украиной.

Да, это не сталинская пропаганда!

Действительно стремилась; и советских воинов, деливших в 1939 году Польшу с Гитлером, там действительно встречали цветами!

Последовавшие события сейчас общеизвестны; но в отличие от Прибалтики, на Западной Украине вопрос о пересмотре пакта Молотова-Риббентропа никоим образом не ставился.

Галичина решительно не хочет ни выходить из Украины, ни даже (пока что) добиваться автономии. Но тут уже играет роль вторая причина.

Эта причина - честолюбие. Галицкие политики видят свою историческую миссию в том, чтобы вести за собой всю республику; а пока она не идет - "раскачивать" ее "львовскими демократами".

В Киев и другие города периодически приезжают несколько тысяч львовян и тернопольцев - и проводят митинг совместно с киевлянами. Партократы одно время пытались обезьянничать и привозить в Киев подобным же образом селян из-под Сум и Чернигова, но успеха, естественно, не добились.

В крайней форме эта идеология выражена в мифе о "рыцарях и свинопасах". В украинском народе - учат нас - имеются немногочисленные рыцари духа. А большинство, увы - манкурты, свинопасы, которым дороже колбаса. Их придется долго учить, долго вести за собой, пока они осознают все величие национальной идеи.

... Впрочем, тут, по сути, нет украинской специфики. Это процесс, идущий в разных регионах бывшего СССР по-разному, с разным соотношением сил, разными (прежде всего в нравственном отношении) националистами и разными "свинопасами". Но всюду его можно свести к одной схеме.

Националы чувствуют за собой силу - и идут в наступление; их противники, будь то приднестровцы, южные осетины или крымчане, стремясь как-то отсидеться, прикрываются автономией (которой вроде бы естественней было добиваться националам). И здесь не как у людей.

Я все же думаю, что Галичина не добьется своего, не сумеет стать гегемоном Украины. И когда галичане это поймут - они захотят создать свою автономную "землю". И дай Бог им удачи.



А ЧТО ОТВЕТЯТ ПОЛИТИКИ?

Процесс уже начался: выделен в автономную республику Крым.

Как мне представляется, уже "дозревают" Черновцы и Ужгород.

Но эдесь возникает решающий для судеб Украины вопрос: смогут ли украинские политики принять разумные решения?

Не начнется ли то же, что в Молдавии и Грузии? Кое-кто в парламенте уже предлагал судить за " сепаратизм"; речь, правда шла о выходе какой-либо территории из состава Украины вовсе.

Или напротив: не приведет ли федерализация к распаду Украины вслед за распадом Союза?

Пока что это маловероятно: идея "соборной Украины" достаточно популярна и удерживает большинство украинцев.

Но если, с одной стороны, экономика будет разваливаться и дальше - причем свалить это на "злых москалей" окажется уже невозможно, а с другой стороны, украинский парламент будет достаточно бездарен, чтобы вместо переговоров с "сепаратистами" начать их усмирять угрозами... кто знает, что случится тогда?

Здесь уместно было бы переключиться на третью проблему: экономическую. Но тема эта, с одной стороны, слишком грустна, чтобы о ней хотелось рассуждать, а с другой стороны, Украина не имеет здесь какой-то особой специфики по сравнению, скажем, с Россией.

Если и есть разница, то она в том, что на службе украинского правительства нет, по-видимому, ни одного крупного экономиста; и уж точно нет ни одного, кто имел бы популярность или кредит доверия в обществе: привлекать таких экономистов правительство как будто тоже не собирается.

А это делает назревшие - но не проводимые - реформы еще менее вероятными, чем в России.

Как провести, к примеру, преобразование угольной и металлургической, безумно устаревшей, промышленности, если горняки - самый политически активный отряд рабочих на Украине?

Вопросы, вопросы...

Алексей ТОЛПЫГО
"ПАНОРАМА" N 3 (30), декабрь 1991


Светлана, русские спасли мир от нацизма!

канадец - рабочий кернохранилища
Barrick Gold Corporation
январь 2012 года